«Взгляд в прошлое»

«В прибрежном просторе таежного моря. У тихого таза реки. Стоит наш поселок. Средь сосен и елей с названием Красноселькуп» Так красиво с любовью описывал родное село, учитель истории Аполлинарий Павлович Малых, ветеран ВОВ, работавший в Красноселькупской школе-интернате в 60-70-х годах. После переезда на «большую землю» Аполлинарий Павлович издал сборник стихов, где он делился с воспоминаниями о Великой Отечественной Войне и Северном крае, где он жил последние годы жизни.
Глубоководная кормилица река - Таз, и прилегающие к нему озера, щедро наделены, рыбными запасами. Каждое утро на берегу, можно встретить рыбака любителя. Очень уж занимательно наблюдать за ними, из-за одной маленькой рыбки готовы стоять с удочкой, кажется, вечность. А в выходные половина мужского населения оправляется на лодках, в близлежащие озера, реки за уловом.
Все кто живет на Ямале, так или иначе связаны с рыбалкой. На территории Красноселькупского района, пускали свои корни многочисленные династия рыбаков. В прочем прославляя рыбака, не напрасно был создан профессиональный праздник-День рыбака. Это день почитания человека труда, это дань уважения и признательности многолетним рыболовным традициям, самый любимый и долгожданный праздник в нашем крае.
Утро празднования самого значимого и ожидаемого на Севере Дня Рыбака - 2011, начиналось благоприятно. Ласково грело Солнце, обдувал приятный прохладный ветерок. И это было, как раз кстати - поменьше назойливых комаров и мошки. Береговая зона села Красноселькуп изначально была обустроена для больших праздничных народных гуляний. В этот день наши односельчане отдыхают. Не часто им приходится так весело проводить выходной день. На площади, звучит музыка, поднимая настроение Красноселькупцев. Аромат шашлыков разносится далеко за пределами площади, нагоняя аппетит. Дойдя до праздничной площади люди, разбредаются по торговым лавкам, занимают столики, скамейки. Здесь по уже сложившейся традиции, работники совхоза «Приполярный» всех угощают вкусной ухой. Любителям северного искусства можно полюбоваться прекрасными изделиями из бисера, дерева, кости и национальными костюмами коренных жителей, которые любезно предоставляют мастера дома ремесел. В такой нарядной одежде можно даже сфотографироваться на память. Особенно привлекают внимание предметы из разноцветного бисера семейной династии работ по бисеру Нины Егоровны Сухариной и Ольги Вишневской (Сухарина). Здесь можно увидеть и шкатулки с изображением белых лебедей, и икона богородицы, рушник, различные сумочки из сукна, косметички, футляры для сотовых телефонов и многое другое, что так манит взгляд.
Как по мановению волшебной палочки за ночь здесь появились три настоящих чума. И, несомненно, это экзотическое северное жилище привлекает внимание гостей и жителей от пожилых почтенных селян до малышей. В чуме рассказывают о традиционной селькупской кухне, угощают любым блюдом. Накрытые для гостей столы ломятся от различных северных яств. Всюду слышатся веселые голоса, восторженные возгласы… Народ гуляет.
На территории нашего района действует ряд рыбопромысловых предприятий, где плодотворно трудятся настоящие профессионалы своего дела. И в этот праздничный день все теплые слова и пожелания, заслуженные награды и ценные подарки для рыбаков, тружеников славной рыбной отрасли. В этот день чествовали династии Красноселькупских рыбаков: Батмановых, Андреевых, Тамелькиных, Смирновых, Калиных, Саргаевых, Киприных.
Творческие коллективы управления по культуре и молодежной политике к этому замечательному празднику подготовили прекрасную развлекательную концертную программу. Молодые самодеятельные артисты на радость односельчан исполняют песни разных репертуаров. И, конечно, все они воспевают широкие северные просторы, трогая сердца и души отдыхающих, внося праздничную атмосферу к отдыху. В день рыбака по старинной селькупской традиции нужно обязательно задобрить духов воды. Эту роль на себя возложил коллектив ЦСК. Методист по фольклору Татьяна Тетерина, в нарядном традиционном костюме селькупов спускается на берег, неся в руках блюдо со свежей рыбой. Встретив мифического героя Нептуна с подношением, она совершает священнодействие Северных селькупов. Отпускает блюдо из бересты по течению реки. И тут же проговаривает мольбу, о милости к рыбакам.
Три часа дня, народное гулянье в разгаре, а я вместе с специалистами Агрофирмы «Приполярная» отправляемся вниз по течению Таза на быстроходном катере «Часелька». Впереди почти 150 километров пути. Повстречаться с рыбаками из дальних угодий в их профессиональный праздник - дело неотложное и важное. Погода нам благоволила. Ехать на катере с ветерком это самое приятное для северян время провождение. Соорудив на палубе столик, разложив, свои припасы мы плотно пообедали, дорога нам предстоит долгая. Каждый на теплоходе занят своим: кто читает, кто-то вдумчиво смотрит вдаль, кто-то с фотоаппаратом в руке старается запечатлеть прекрасный северный пейзаж. Я тоже нашла себе занятие, рассказываю своему собеседнику заместителю директора по животноводству Рашиду Куштаеву все, что знаю о нашем районе. Кстати вспомнилась наша с ним поездка в середине лета на факторию Часелька. Нужно было срочно снять репортаж о ходе неводной рыбалки.
В тот день, когда мы вышли на берег реки к лодке, погода ничего плохого не предвещала. Может быть, мне так казалось. Но на середине реки, при переправе на другую сторону реки лодку стало сильно бросать из стороны в сторону, забрызгивая нас водой. От страха, я жалобно промямлила, – давайте обратно. Но никто, почему, то даже не обратил на меня внимания. Двадцати пятилетний водитель Игорь Тамелькин с серьезным лицом крутил руль. Рашид Булатович сидел, спокойно стараясь укрыться от брызг воды. Меня же защищало переднее стекло лодки. Так я ехала в напряжении, подпрыгивая на волнах, до самой фактории. В какой-то момент мы всё - же «нырнули» под волну, волна разлетелась об удар стекла. Было очень страшно. Я все время твердила себе, - больше не сяду в лодку.… Но глядя, на Игоря переводила дух, успокаивалась и мы «летели» дальше. Обратная дорога была спокойной. Нам повезло с погодой, на реке установился штиль. Так достаётся журналистам сбор эксклюзивных материалов. По истечению времени, всё забывается, остаётся только приятное воспоминание.
Путешествие по Родным просторам продолжается. Мы уже на 30-м километре от населенного пункта. Проезжаем – одно из исторических мест Красноселькупского района бывшее село Церковенское. Его уже давно не существует, но в памяти людской оно сохранилось. Село возникло в начале XIX века в связи с постройкой Тазовской Николаевской церкви (1801г.) служители которой занимались миссионерской деятельностью среди местного населения. В Красноселькупском краеведческом музее среди множества музейных реликвий хранится – «Метрическая книга 1877 -78 года. Данная Благочинным Туруханского края, причту Тазовской Николаевской церкви, на основании указа из Енисейской Духовной консистории, от 8 марта 1877 г. за № 1199 м, для записи родившихся, браком сочетавшихся и умерших на 1877 год». В метрической книге Тазовской Николаевской Церкви в основном встречаются такие фамилии, как: Тамелькины, Ламбины, Ямкины, Кыткины, Нерины, Андреевы, Полины. Потомки этих людей до сих пор живут в Красноселькупском районе. В 1920-е годы в Церковенке был создан рыбучасток, в 1930-е годы открылась начальная школа. Население поселка достигало 400 человек. В 1931 г. был организован Худосейский колхоз «Буксир», в 1933 колхоз стал именоваться « Имени С.В. Кирова». В 1950г. население переселили в с. Красноселькуп и село Церковенское (Церковенка) прекратило свое существование. В 40 километрах от Церковенки речка Худосея, это старинное угодья Тамелькиных. На этой реке до сих пор живет и рыбачит Геннадий Викторович Тамелькин.
Через несколько часов пути на горизонте появляется первое летнее угодье «Приполярной» - «Верхний калтус» Наблюдая, как приближается стан рыбаков, приходит мысль, - не напрасно селькупы селились по берегам рек. Они с трепетом и суеверием относятся к воде. Сразу после освобождения реки ото льда селькупы совершали священный обряд «Поклонение Духу воды». В старину это дозволялось только шаману. Теперь даже ребенок, и приезжий люд знают об этом обычае и непременно его соблюдают. Итак, впервые после ледохода, перед отплытием нужно обязательно намочить голову водой. Или же, в реку бросают монетки, чтобы задобрить ее, попросить милости и удачи. Вода-рыба. Вода- дорога. Вода-жизнь.
Уже вечерело. Теплоход, причаливает к берегу, втискивается между рыбацкими лодками. Недавно здесь прошёл дождь. Туча мошкары, тут же набрасывается на нас. После дождя эти «кровопийцы» поднимаются с каждого куста и пытаются проникнуть под одежду. Мы постарались обезопасить себя от этих надоедливых насекомых анти-комарином. Но толку от этого мало, особенно страдали глаза. Директор хозяйства Такиулла Шарипов и административные работники «Приполярного» спустились с катера к рыбакам, которые уже ждали их на берегу. На угодье все как обычно, маленькая избушка, две палатки, хозяйственные постройки. Поприветствовав рыбаков, разрешив все производственные вопросы, расспросив про бытовые условия, Такиулла Галиуллович приглашает рыбаков на холодильный рефрижератор. Для их удобства несамоходное рефрижераторное судно «Красноселькуп» находится вблизи, рыбацкого стана. Хочется отметить, современные холодильные установки не сравнить с прошлым столетием. На НРС все обустроено по новым технологиям. Для команды отдельные каюты, сауна, столовая. Здесь же имеется стационарная радиостанция, по которой связываются с руководством. Столовая, она же комната отдыха, с телевизором, имеется видеоплеер, на столике журналы и газеты.
Красивые, загоревшие молодые рыбаки, в защитных костюмах собрались в уютной столовой. Надо сказать, что с возрождением совхоза в 2003 году, поверив новому руководителю, в рыбную отрасль начали приходить молодое поколение коренных жителей.
Разместив всех в уютной столовой, Такиулла Шарипов произнес поздравительную речь, вручил благодарственные письма, грамоты, подарки. В настоящее время впрочем, как всегда - у рыбаков горячая пора. Бригады торопятся, подошло время вечернего лова. Время не ждет, с рёвом завелись моторы, взяв направление к рыбацким пескам. Я сажусь с ними в лодку, чтобы запечатлеть работу моих земляков. Нелегок труд рыбака. В холодную и ветряную погоду они промокают и промерзают до костей…
Угодье «Верхний калтус» издавна, славится рыбными богатствами. Этот песчаный берег, рыбы облюбовали давным-давно, не всюду ее наловишь, не всякий берег она любит. В широко разлившемся «Тазу», просторно гуляют рыбные косяки. Над гладью реки гогочут «халеи», захлебываясь от счастья. Видно жирную добычупочуяли. Пахнет травами, мокрыми сетями, рыбой. Грешно не любить такой замечательный и богатый край.
Рыбаки забрасывают невод. У всех на лицах ожидание - каков будет улов? Самое главное в этот момент притонение, чтобы не упустить рыбу. Труженики рыбной отрасли уверенно тянут сильными руками с обеих сторон 160-ти метровую снасть, медленно приближаясь друг другу. В голову приходят стихи мансийского писателя Ювана Шесталова.
Чешуёй стальной блистая
Пляшет в струях рыбья стая
Кипит, кипит вода
Гей! Скорей сюда.
Мы проворными руками в плёс закинем невода
Гей, потянем сеть дружнее.
Гей, друзья, быстрей, быстрей.
Нету лакомства вкуснее,
Чем серебряный сырок
Плеск и гомон ввысь летит
Счастьем каждый взор горит…
Как он правдиво описал свои впечатления. Рыбы, будто действительно пляшут, а вода от их плескания кипит. Радость растет в душе рыбака. Рядом с бригадой директор Такиулла Шарипов, он тоже помогает тянуть невод, попутно сообщает, - с первого июля закупочная цена килограмма стандартной рыбы поднялась до 18 рублей, нестандартная мелочь – до 8 рублей. Бригада еще несколько раз забрасывает сеть в реку, а затем увозит улов на рефрижератор.
Следующий этап- разгрузка и сортировка по ящикам, на стандартные и нестандартные рыбины и по сортам. Все это входит в работу рыбака. Несравненного сырка, щёкура вкусовые качества и витамины, которых очень ценятся нами, пакуют отдельно. В белом сумраке июльской ночи на закате багряного солнца виднеются бока серебряного богатства. Золотистые язи, полосатые окуни, плотва, щуки, все это водится в нашей кормилице реке. Без рыбы жить нельзя, без рыбы река замрет. И как хочется, чтобы каждый из нас бережно относился к природе, почувствовал, как это важно для нас сохранить природные богатства и первозданность.
Следом начинается работа у команды холодильщиков, каждый улов обязательно взвешивают, промывают из шлангов проточной водой налипший песок. Затем приемщики складируют рыбу в специальные поддоны, закрывают. Порой они в спешке заполняют рыбой крышку поддона, посмеявшись над своей оплошностью, они продолжают свою работу. Пока закладываются свежей рыбой свободные поддоны, достают замороженные бруски утрешнего вылова, которые уже складывают в холодильник. Вновь заполненные емкости с рыбой помещают в установку шоковой заморозки. А за дверями холодильника приемщиков ждет другая бригада. Процесс работы начинается заново. Здесь не слышно жалоб на усталость, холод, тяжелую работу. Все идет своим чередом и только потом, вернувшись в теплое помещение, согревшись от горячего чая – утомление дает о себе знать. И хорошо если есть рядом жена, она накормит, постирает, высушит вещи. А ранним утром снова на работу. Такова рыбацкая жизнь.
Уже далеко за полночь. На рыбацком угодье наступила тишина, даже не слышно лая четвероногих друзей - охранников. Мы пересели на катер «Приполярный», который долгие годы исправно служит рыбакам. Отчалив от рефрижератора, мы отправляемся на факторию Часелька. Над угодьем виднеется багряное зарево, оно укутало вековые верхушки кедров. Такую тревожную красоту можно встретить только на Севере, здесь зарево неописуемо. Ранним утром «Полярный» подходит к окрестностям Часельки. Позади 120 км.
Здесь я уже бывала не раз. По воспоминаниям моего знакомого Ивана Васильевича Андреева, уроженца Часельки, - это место и речка по селькупски (Чосалькы) оно было названо в честь старого деда Чоса-Ира (Агичев), который первым обосновал это угодье. Иван Васильевич в детстве с отцом заходили к нему в гости. Чоса-Ира жил отдельно от всех в лесу, в землянке, видимо не хотел принимать новой колхозной жизни. К началу 1940-х г. здесь образовался колхоз «Имени Молотова», заработок колхозников исчислялся трудоднями. В поселении в то время находилось торговое отделение, приемно-посылочный пункт, медпункт, школа – интернат. Во время Великой Отечественной Войны женщины вместе со ссыльными немцами рубили лес, вязали плоты. Все это кануло в лету. В начале 1990-х годов здесь была расположена подбаза КНГРЭ. Следы этого хранилища горючесмазочных материалов до сих пор напоминают о себе. Из нескольких огромных проржавевших цистерн до сих пор стекает темно-коричневая жидкость, оставляя незаживающий след на земле.
Работу по возведению новой фактории начали в июне 2005 г, и уже 2006 году была назначена первая предварительная приемочная комиссия. Факторию Часелька построили в рамках приоритетной национальной программы по Агропромышленному комплексу «возрождение факторий». На строительство этого объекта, финансовые средства выделены из окружного и федерального бюджета. Без сомнения такой подарок для Агрофирмы «Приполярная» - это огромная радость. И уже в зиму 2007г. фактория Часелька заработала. Здесь обосновался рыбак Иван Васильевич Андреев, многие годы отдавший совхозу «Полярный» и, кстати, повидавший смену большого количества директоров. Здесь он поселился со своими сыновьями. Конечно, первое время было очень трудно, и с доставкой продуктов, и вывозом рыбы, да и заводские печи новых домов почему-то быстро вышли из строя. Пришлось Ивану Васильевичу подлатать избушку, которая осталась от экспедиции и переселиться в неё.
Теперь же Факторию Часелька не узнать, здесь проживают вместе с семьями две рыбацкие бригады. На летнюю путину сюда приезжают и Толькинские рыбаки. Это хорошее подспорье для сельского хозяйства района. А, пожалуй, самое главное в этой идее отдано проблеме трудозанятости Коренных малочисленных народов севера. На Фактории они полноценно отданы знакомым с детства традиционным промыслам: ловят рыбу, собирают дикоросы, добывают пушнину. В рыбацком стане имеются: цех обработки рыбы, оснащенный современными технологиями, приемный пункт, холодильные камеры, дом рыбака, электростанция, баня. В целом, есть все необходимые условия для жизни и работы. Природа так устроила, что как раз, этот участок земли богат дикоросами и экологически чист. Грибы, ягоды, кедровый орех – все это находится вблизи фактории. И самое главное целебный пихтово-кедровый лес, который благоприятствуют жителям. Жить здесь одно удовольствие.
Ещё несколько метров и наш катер подходит к пристани фактории Часелька. Мимо проплывают рыбацкие пески с оставленными на берегу для просушки сетями. Швартуемся у рефрижератора РК-1. Собрав рыбаков на палубе «холодильника», Такиулла Шарипов поздравил их и их семьи с Днем рыбака, вручил грамоты и подарки, привезенные продукты и товары. И очень было приятно услышать, - за добросовестный труд и хорошие показатели в вылове рыбы, бригадир Клим Калин поощрен денежной премией в размере 50 тыс. рублей. Вот она мудрость руководителя. Напомнив рыбакам, что недели через две они перекочуют в район Сидоровска - Шарипов уехал. А я осталась в ожидании концертной бригады. Впрочем, это даже, обрадовало меня, появились лишние минутки для сбора видеоматериала.
Чтобы не терять время рыбаки уехали на рыбалку. Меня пригласили в двухквартирный дом. В одной половине живет бригада Юрия Павловича Андреева, в другой бригада Клима Калина. В квартире Юрия Андреева и в бригаде все потомки, прародители которых исстари жили на Часельке. Нина Валентиновна Батманова (Андреева) в доме хозяйка, она же смотритель фактории. Дочь Алла, Надя, невестка Наташа и двенадцатилетняя внучка Саша во всем помогают ей по хозяйству. Летом, как у истинных селькупов в спальне натянуты большие полога от комаров, кровати убраны. На летние каникулы к деду Юрию приехал девятилетний Яша. А еще с ним живет четырехлетняя белокурая, голубоглазая Валюша, внучка Аллы Батмановой. Как считают все толку от Якова и Валюши мало, поэтому при уборке комнат их отправляют на улицу. Ребята надевают энцефалитные костюмы от комаров, девочке завязывают платок. Возле дома Яша показывает мне владения. Рядом небольшой чум, здесь коптят рыбу и юколу на зиму. Курятник с петухами и несушками, свинарник с одним поросёнком - его держат до прихода холодов. Маленькая тепличка с огурцами и зеленью. Вот здесь без Яшиной помощи не обойтись, воду нужно носить каждый день. Затем, Яков по-хозяйски решил показать, где бегают зайцы и стоят «танки» по его мнению, - еще с какой-то войны. Мы шли по заросшей Иван - чаем, одуванчиками и еще какими - то другими северными цветами, дороге. Девочка, держась, за мою руку, приговаривала, - отодвигаем, отодвигаем. Это она так расчищала себе дорогу от высокой травы и цветов. Видно не первый раз она ходит по таким «зарослям». А иногда, когда Валюшу не с кем оставить, она со всеми ездит на рыбалку, «помогает» бабушке Алле тянуть невод.
Заглянули и в Яшин «домик» из обычных досок. На полу были разложены только ему нужные «железяки». Затем дошли до заросших высоким тальником «танков», «пушек». Оказалось это искореженные трактора, автокраны, и другая гусеничная техника времен КНГРЭ. Для игры в «войнушку» место как раз подходящее. К сожалению зайцев так и не повстречали. Пока мы осматривали, его владения Яша все время прислушивался и предупреждал нас о близости медведя. Наша прогулка затянулась. Забеспокоившись нашим отсутствием, за нами послали Сашу. У хозяек уже был готов обед. Мужчины вернулись с рыбалки. Вкусная уха, соленая рыба (колодка), свежеиспеченный дрожжевой хлеб, и ароматный чай с травами и шиповником. Ребят я угостила колбасой, печеньем, конфетами, фруктами. Для них в дали, от населенного пункта самое дорогое угощение – сладости. А осенью, как пояснил Яша, у них появится работа- сбор дикоросов на продажу. Ему тоже очень хочется заработать деньги и купить разные вкусности.
Три часа дня, слышим гудок катера с творческим коллективом на борту. Рыбаки спускаются к катеру, помогают донести аппаратуру. Заиграла музыка, оповещая народ о начале праздничного концерта. Окрестности Часельки, наполнились музыкой. Рыбаки собрались на улице, в предвкушении долгожданного развлечения. Приехал и наш телеоператор Денис Пугач, вчера ему не хватило места на катере. Пока не начался концерт, мы знакомимся с рыбаками. Федя Батманов, Клим Калин, Юрий Андреев, Светлана Калина, Евгений Чекурмин, Нина Чекурмина, и 78 летняя Варвара Чекурмина,– все они будущие герои программы на селькупском языке «Кэнтыя». Семья Чекурмных приехала из Тольки, на заработки. Благодаря программе на селькупском языке наши соплеменники в районном центре, в Тольке, Ратте узнают как, живут рыбацкие семьи на фактории, что их волнует, как ловится рыба. Каждому человеку приятно слышать родную речь от своих соплеменников.
Культурная программа выездной группы самодеятельных артистов Управления по культуре и молодежной политике богата репертуаром песен на русском и селькупском языках; спортивными играми, развлекательными конкурсами. Особенно рыбакам понравилась песня в исполнении семилетнего Вовы Сморгунова - «Строганина», эту песню он разучил со своим методистом Центра селькупской культуры Ириной Ириковой специально для праздника. Праздничный концерт и развлекательные игры развеяли у рыбаков усталость и подняли настроение. Несомненно, рыбаки еще долго будут вспоминать этот праздничный день и сердца их будут, согревать теплые слова поздравлений и пожеланий.
Ну, а нам пора в обратный путь. Все спешат к катеру, солнце уже клонится к горизонту. Отчалив от берега, мы, удовлетворенные проделанной работой, удобно размещаемся на катере, ехать придется долго. Немного отчалив, Денис заметил на большом кедре орлана-белохвоста, видимо шумный праздник его обеспокоил. Эта хищная птица здесь встречается часто. «Хозяин» этих мест провожал нас мудрым, строгим взглядом, как будто позируя видеокамере. А мы продолжали скользить по тихой глади реки, снимая все красивое, загадочное и интересное. И только поздно ночью за поворотом показался родной Красноселькуп…
Перед прощанием, генеральный директор Агрофирмы Шарипов, снова пригласил нас в другую не менее интересную поездку. Которая состоится в начале сентября. И это здорово, для меня командировки по родному краю это лакомый кусочек, даже если все давно знакомо. В дороге формируется мысли от впечатлений сложившихся для будущих материалов. В дороге, а тем более такой приятной, воссоединяешься с природой, приходят новые проекты программ, идеи, красочные сюжеты, рассказы о людях, живущих в суровых условиях Севера.
И так наступил сентябрь. Мы отправляемся в путь.
Учитывая погодные сюрпризы Ямала, я готовилась тщательно. Путешествие дальнее, беру с собой непромокаемую одежду. Проверив свое походное снаряжение, видеокамеру, я направилась к причалу Агрофирмы. Небо было хмурым, тяжелые темные облака обещали дождь.
Моторист Володя Филиппов теплохода «Ямал-7», уже ждал пассажиров. Прогулочный катер очень удобный, здесь есть все необходимое вплоть до спасательных жилетов и чайника. На корме для удобства пассажиров размещены скамейки по бортам, а в центре удобный стол с раздвижными сиденьями. Загрузили продукты и необходимые товары для рыбаков. Трап уже убран, но с берега ещё слышны последние указания директора Шарипова. Отчалив от берега, судно набирает скорость, летит вперед, рассекая острым носом воду. От прикосновений катера к пенистым гребням, вода звонко шумит.
Красноселькуп остался позади. Удобно разместившись, все молча, отдались созерцанию красотам Северной природы. Бывалые работники «Приполярной», которым знаком каждый поворот реки, тоже не отводят взгляда от прекрасного летнего пейзажа. Жизнедеятельность « Агрофирмы» летом связанна с водной стихией. Казалось бы, все давно знакомо, узнаваемо, но чувство прекрасного все равно перебарывает, даже под таким серым небом и легкой дымкой дождя северный пейзаж удивителен. Дождь начался сильнее. Все спешно спустились в кают-компанию, где все располагало для благоприятного отдыха. Капитан - Анатолий Филиппов, кстати, он работает с сыном Володей в одной команде. Капитану давно знакомо коварство северной реки, он уже много лет бороздит водные просторы реки Таз. На вид он суров и безмятежен, спокойно держит штурвал, но исподволь заметно, как внимательно он следит за каждым движением катера и намеченным фарватером. Попросившись в рубку чтобы снять капли дождя на стекле и работу капитана, вдруг я вспомнила другого капитана.
В свое время капитаном КС «Ямал-7» был Александр Васильев, который отдал речному флоту десятки лет. К сожалению человек не вечен и время не щадит. Приходит час, и мы покидаем этот мир. Сердце Александра Георгиевича остановилось на рабочем месте, за штурвалом. Он нёс свою последнюю вахту, возвращаясь с дальнего рейса из Тюмени. С капитаном Васильевым мы часто отправлялись в командировку на сутки, а иногда надвое. Ночевали в августовские ночи, пристав к берегу. Спать в такие чудесные ночи совсем не хочется. Речная волна легонько плещется о борт теплохода. На высоком яру темные тени деревьев, глядя на них, человека сковывает страх. Хотя знаешь - боятся нечего. Но мысль о снежном человеке - Йети нет, нет, да промелькнет. Ах, как прекрасно и загадочно в эту пору осеннее звездное небо.… Проходят тысячелетия, но человек по-прежнему в ночной тиши любуется звездами, пролетающими спутниками. На душе становится спокойно, безмятежно. Ты словно сливаешься с природой. Придаешься мечтам, воспоминаниям и просто наслаждаться прекрасным мгновением, когда даже ход времени не заметен. Меня с детства манит звездное небо. Совсем маленькой я вечером выходила на улицу, надев малицу, ложилась на снег и долго наблюдала за звездами. В юности глядя на небо, я думала, - где то под этим же небом и звездами живет мой суженый. В зрелом возрасте, когда сын служил в Чечне, я думала, - где то под этими звездами воюет мой сыночек. Теперь, когда уже до старости, рукой подать, приходят совсем другие мысли. – Я уйду. Может в небеса, а звездное небо будет ласкать моих внуков. Завораживая все теми же созвездиями, млечным путем и луной дорожкой на воде. Вот такие мысли всплывают в памяти при воспоминаниях моих командировок на катере «Ямал–7». А их было предостаточно, это самые прекрасные мгновения. В жаркую погоду, капитан катера Александр Григорьевич Васильев видя, как пассажиры изнывают от зноя, останавливал теплоход и разрешал нам искупаться. Все с шумом бросались в воду, и даже злобная мошкара не была помехой. При этом он был строг. На реке ему подчинялись все, не смотря на принадлежность к руководящим органам. Его теплоход всегда был готов к принятию пассажиров. В конце мая судно спускали на воду. Он поблескивал на солнце новой сине-белой краской. Палуба всегда до блеска намыта, иногда даже неловко было ступать по ней. А если и нанесем обувью глины, сразу же по отплытию моторист Алексей Васильевич Шиляев смывал наши следы. Снова чисто и приятно, они не любили, когда был беспорядок на их детище. И ни разу, за время наших поездок теплоход не выходил из строя, не садился на мель благодаря опытной команде. Хотя к середине лета вода в реке падает настолько, что повсюду можно наткнуться на мель…. Так и остался капитан Васильев в памяти строгим и справедливым штурманом, знающим свое дел. О таких людях говорят: - дорогу по реке найдет закрытыми глазами….
Мы подъезжаем, к селеньям Сидельниково и Долгий эти села появились во время строительства железнодорожной магистрали Салехард - Игарка (503 стройка). В Красноселькупском Краеведческом музее собрана целая экспозиция из этого исторического места. А, что невозможно вывезти хранится под открытым небом (паровозы рельсы, старинные деревянные баржи, различные сооружения для спуска бревен на берег). Много об этой незабытой людьми истории писали, снимали документальные фильмы. И хочется верить, что и молодое поколение не забудет о тех страшных годах и невинно загубленных душах. Один из жителей п. Долгий Яков Константинович Печоркин и сейчас живет в Красноселькупе. Репрессированный Владимир Энгель 1925 г.р., в Долгом жил с 1949 по 1954 г. Каждое лето он на катере привозил в поселок продукты и товары. Однажды Владимир случайно встретился с осужденным на одном из участков строящейся дороги. Отрешённость узника от всего мирского, его сильно поразила. Главным для этого заключённого был ход времени, он так и сказал - мне все равно есть работа или нет, главное время идет. После закрытия поселка, Владимир Александрович переехал в районный центр. Потомки Владимир Александрович так и остались жить в наших краях, о чем совсем не жалеют.
Ныне заброшенный, полностью исчезнувший посёлок Сидельниково и аналогичный п.Долгий находится недалеко. До него можно пешком дойти. В этом поселении долгое время проживала семья Зинаиды Васильевны Карповой и ее мужа Венера Муллагалиева. С детства в моей памяти так же сохранился и фрагмент встречи с этой высокой, красивой, молодой черноволосой женщиной продавцом-Зиной, к которой мы с родителями заходили, по пути в Сидоровск. Она угощала меня молочными конфетами – «Ириска». Вкус которых до сих пор явственно вспоминается. Начальником связи в то время работал Владимир Карсавин, а жена Ульяна гидрометеорологом, они тоже жители этого поселка. В их семье насчитывалось шестеро деток, и вся эта дружная семья вмещалась в маленьком домике. Некоторые из детей и сейчас живут здесь, построив маленькую избушку недалеко от дороги. Как раз по селу, где был их родной дом и старинное кладбище, пролег магистральный нефтепровод с Ванкоровского месторождения (Пурпе) до Красноярского края «НК» Роснефть» В прошлом году на выходных в их избе я тоже останавливалась. Как то непривычно было видеть маленькую избушечку с хозяйственными постройками среди современной техники и балков. Но хозяева избушки и нефтяные магнаты дружны. Аборигены ходят за продуктами в их буфет или проводят обмен рыбы на горючее.
Ещё в памяти 1997год, тогда я работала корреспондентом газеты Северный край. В тот год я вместе с музейными работниками специально ездила за материалом, а специалисты Краеведческого музея за экспонатами. Сразу же поразили взгляд полуразвалившиеся дома (в одном из домов рамы обклеены обрезками газет 1956г.), линии электропередачи, телеграфные, сторожевые вышки, заросшие остатки кладбища с упавшими на землю бирками с наполовину стёртыми номерами, кресты и деревянные памятники со звездами. Все это напоминает о страшных событиях сталинских репрессий. Глядя на эти фрагменты истории, невольно приходит мысль, а знают ли родственники об их могилах. И тут же всплывает в памяти. В 2008г. к нам в Красноселькуп приезжала из Казахстана пожилая пара. Как оказалось это родители одного из конвоиров лагеря в п. Ратта, который был убит во время побега заключенных. Долгими были ожидания и поиски сына. И все же после долгих лет розысков им удалось останки сына забрать собой. А за могилой с красной звездой на кладбище, посчитав, за захоронение ветерана ВОВ ухаживали школьники.
А еще вспоминается мне не очень приятный рассказ Иллариона Аркадьева жителя поселка Фарково Туруханского края. – Мне было около шестнадцати лет, мы с семьей жили в лесу. К нам часто приезжали милиционеры (возможно, это охрана лагеря), они нам говорили,- если встретите чужого, сразу пристрелите, отрежьте большой палей правой руки и доставьте нам. Или же свяжите его и привезите. Помогать беглому зеку строго запрещалось. Мы очень боялись таких людей (на селькупском - куныма) и, конечно же, исполняли все приказы людей в формах. А беглых нет- нет, а встречали в лесу….
В ту поездку в «Долгий» в 1997году, поставив на берегу палатку, мы ночевали. Разложив, большой костер мы поужинали, а потом, просто молча, сидели, думая каждый о своем. Честно признаться сидя у большого костра в ночи, было жутко. Никаких мистических происшествий не происходило. Голосов и стонов мы не слышали. Но со стороны бывшего депо и паровозов все время, чувствовалось какое - то странное ощущение. Казалось, если оглянуться то что, ни будь, непременно привидится. Клонило ко сну, но отходить от костра не хотелось. Уже поздно ночью, разместившись втроем в палатке, пытались заснуть. Но сон не шёл. Шелест листвы напоминал чей-то шёпот, плеск волн - чьи-то крадущиеся шаги. В дневное время здесь прекрасно: лес, грибы, ягоды, берег обдуваемый ветром. Вот только от зайцев, которые выскакивали, из-за высокой травы с криком столбенеешь, а каждая рытвина кажется захоронением. И, слава Богу, сюда каждую осень приезжает отец Евгений храма великомученника Василия Мангазейского, чтобы отслужить молебен по невинно усопшим душам. Может быть, после сооружения здесь православного креста их души упокоятся и не так тягостно будет в этих местах.
Отдав приветственный гудок в память о погибших, наш теплоход взял курс на другую сторону реки по направлению к белой обстановочной метке. Километров через 40 уже начнутся рыбацкие угодья. В последние дни путины все силы рыбной отрасли брошены на успешное завершение запланированного улова. На лов рыбы бригады выходят по два раза в день. Сегодня лозунг рыбаков – чем больше показатели пойманной рыбы, тем больше заработок. В последние годы руководство Агрофирмы, создает все условия для поддержки рыбаков, как в быту, так и в работе. По сравнению с началом 2000 года жизнь рыбаков намного изменилась к лучшему.
Плановая командировка на рыбацкие угодья директора Агрофирмы «Приполярная» и специалистов, не случайна. До завершения путины осталось совсем немного времени, поэтому весь флот и силы сосредоточенны на рыбацких плавных песках. Без сомнения первого руководителя Такиуллу Шарипова волнует и работа и жизненные условия рыбаков. Не зря в этом году бригады рыбаков разместились на семи рыбацких песках. Так удобнее и для рыбаков и производительность труда выше. Каждый бригадир сам формировал свою бригаду.
За воспоминаниями и беседами со спутниками мы подплываем к угодью «Мунгуй», это тоже для меня значимое место. Расстояние от Красноселькупа до Сидоровска мне знакомо до каждого километра. С самого детства мы с родителями ездили в районный центр на лодке - колданке. Как попала, эта лодка к моим родителям, не знаю, но наверняка знаю она заводского производства. И мы с отцом, братьями каждую весну ходили на берег, чтобы подлатать ее. Разжигали большой костер, растапливали смолу, отец замазывал все щели смолой, а где и набивали из металлических банок заплатки. И все же через некоторое время из-за изношенности, она все равно начинала протекать. Когда мы ездили за дровами, братья часто вычерпывали по очереди воду из лодки. Конечно же, такая работа им не доставляла удовольствия, и они сердито поглядывали на меня. А иногда пытались привлечь меня к работе, в обмен, на что ни будь. Но этот трюк отец тут, же обрывал. Лодка служила нам долго. А в одну из вёсен, после ледохода мы пришли на реку, отец почему-то впервые не стал готовиться к ремонту лодки. В то время моему отцу Сергею Иннокентьевичу Ирикову было, 44года и он сильно болел, его изводил туберкулез. Мы долго стояли у лодки, отец трогал ее, садился в нее и что - то говорил, сейчас его слова уже стерлись из памяти. Наконец он встал, вставил весла в уключины, со вздохом оттолкнул ее в воду. И поплыла лодочка одиноко по течению. Она была нашей кормилицей. Это прощание было печальным и грустным. И ей тоже, наверное, было странно,- почему она плывет одна и не слышно привычного скрипа весел. Мы с отцом долго смотрели ей вслед. А через два года и его не стало. Мне было в ту пору 11 лет.
Я хорошо помню, одну из поездок на нашей лодочке в Красноселькуп. Помню дорогу. Отец и что-то все время напевал. Часто останавливались, чтобы отдохнуть, попить чай. Эта дорога заняла с ночёвкой в лесу много дней. И теперь, когда еду в сторону п. Сидоровск я всегда вспоминаю эти путешествие: запах цветов, трав, земли мне все это напоминает те далекие дни моего детства. А уже в конце шестидесятых годов мы ездили в районный центр с комфортом на теплоходе «ОМ -172». Однажды, как и сегодня, мы подъезжали, на «Омике» к «Мунгую». Мама моя Аграфена Алексеевна Ирикова (Кунина) сидела на палубе, молча, смотрела вдаль. Для отдыха пассажиров там стояли скамейки. И вдруг я заметила, она почему-то смотрит на берег с незнакомым мне выражением лица. Я спросила, - что там? Она ответила,- здесь я родилась. Я с удивлением посмотрела на нее. - Где здесь, в лесу? – Да, здесь мы жили в землянке, давно, это было, здесь я и родилась 1920 году. В эту поездку она много чего рассказала из своей жизни. А место это называлось «Парашкай мачи». По рассказам мамы в этом месте в старину жила большая семья Сайготиных. Потом я узнала у Василия Зиновьевича Андреева, действительно, в лесу есть полуразрушенные заросшие землянки. Услышав это, мне так захотелось побывать на этой старинной стоянке родных. Как они жили, как они выживали в столь суровых условиях…?
Теперь, уже много лет здесь ведет свое хозяйство Василий Зиновьевич Андреев и жена Людмила Павловна (Полина) она из Красноселькупа, он родом из Сидоровска. До расселения Сидоровска они жили там, растили детей, мечтали о будущем. Их родителей я тоже очень хорошо помню. Зимой мы заезжали в чум Павла Полина на оленях, чтобы отдохнуть с дороги. Попасть зимой из Сидоровска в Красноселькуп можно было только на оленях. Наверное, уже тогда во мне родилась любовь к путешествиям. С того времени почему-то я часто вспоминала Людмилу-школьницу, стройную высокую с толстыми темными косами, спадающими на грудь. С каждым ее движением они кокетливо «перескакивали» за спину, а потом обратно. Я тогда очень завидовала ей, потому как сама от горшка два вершка и волосиков с гулькин нос. Прошло время и она, окончив курсы радистов, приехала к нам в Сидоровск работать. Однажды у нее в кладовой почты, жил лосенок и мы всей гурьбой ходили посмотреть на него, хлебом покормить. Родителей Василия Зиновьевича, я тоже хорошо знаю. Зиновей Михайлович Андреев работал егерем. Мы в детстве даже побаивались его. Ни дай Бог в лесу костер разведём или ветки кедровые сломаем, собирая шишки. Отправляясь в лес, мы всегда помнили о нём. Нам казалось он за нами по пятам ходит, выслеживая нас. Жена Зиновея Михайловича, Нина Павловна Шмакова. Она всю жизнь работала медсестрой в ФАПе. Поцарапав, порезав свои ноги, мы бежали к ней за помощью. Нина Павловна на всю жизнь осталась в памяти в белом халате с запахом йода.
Василий Зиновьевич муж Людмилы Павловны хозяин «Мунгуя» тоже рыбак Агрофирмы, не раз был награжден грамотами и благодарственными письмами. Каждое лето мы, при объезде угодий заезжаем к ним. Это очень гостеприимная семья. В хозяйстве у них коровы, гуси, куры, огород, летняя кухня, чум, жилые избы. Летом, да и зимой на каникулы приезжают внуки, здесь сразу становится многолюдно, семья у них большая.
В этот приезд к Василию Зиновьевичу нас встретила только Людмила, сам он был на рыбалке. Рыбаку некогда в это время сидеть у теплой печи, надо спешить ведь совсем скоро начнется ледостав.
На территории Красноселькупского района, рыболовецких династий достаточно, и это радует. В одно время вниз по течению Таза рыбачил только Василий Андреев. В это лето, недалеко от отца обустроился его сын Виктор Андреев, со своей бригадой. Здесь все временное, всего на два месяца неводного лова. На угодье есть стационарный электродвижок, так что светом рыбаки обеспеченны. А значит и музыку можно послушать и последние новости узнать. А учитывая, что здесь живет молодежная бригада, такой комфорт для них важен. Работы в рыбацком стане хватает, осень время заготовок на зиму. На специальных сооружениях вялится рыба, на столе, стоят банки с ягодой, вареньем, грибами. И хочется порадоваться за наш народ, сегодня на угодье часто встретишь и жен с детьми. И это немаловажно, с самого детства они учатся ценить труд родителей, а в дальнейшем сами используют навыки рыболовства. У дверей временного жилья (четырехугольный каркас натянутый тентом) я встретила годовалого Рому, он с интересом смотрел нам меня своими смоляными и мило улыбался, несмотря на то, что я ему незнакома. Его совсем не беспокоит жизнь на угодье, ведь рядом с ним мама. Мальчишкам постарше, а их здесь двое, хочется похвастать перед гостями своими спортивными достижениями. Для них в лесу развлечений хватает. Лазать по деревьям, строить какие-то жилища, строгать ножом, мастерить самодельные стрелы, луки – все это мальчишечьи забавы. На толстой ветке берёзы, мальчишки закрепили «Тарзанку» и по очереди показывают мне, как они умеют прыгать с нее. У пятилетнего малыша не все получается ладно, он чаще падает, но придет время, и он мастерски будет владеть и своими силами и самодельным «спортивным снарядом». Рыбоинженер Сергей Кислиев раздал продукты, необходимую утварь и сладости для ребят. Мальчишки очень обрадовались, когда еще в поселок попадут. А нас ждет дорога, встреча со следующей бригадой.
Подъезжаем к другому рыбацкому стану. Здесь обустроилась бригада Юрия Андреева это уже рыбаки из Часельки. Они по селькупски, традиционно разместили на берегу брезентовый чум, в котором уютно и тепло. На полу разложены свежие еловые ветви, полога опрятно заправлены за жерди чума, постели аккуратно свернуты. Хозяйка чума Нина Валентиновна занимается штопкой одежды. Она с молодости работала на звероферме совхоза «Полярный» - звероводом, а теперь помогает своим детям. В углу стоит маленький телевизор, ДВД - плеер. А рядом с чумом я заметила небольшое строеньице из жердей, покрытое местами брезентом и рыболовной сетью. Это, рыбачка Алла Батманова умудрилась даже своих питомцев привезти с собой. Петух Петя и Федя важно вышагивают в своем вольере, курочки Валя и Юля по-прежнему несут яйца даже в полевых условиях. Заботливая маленькая хозяйка Саша Батманова уже уехала готовиться к школе, скоро и «петушиная семья» тоже перекочует в районный центр. На берегу маленького хозяйства устроился плавхолодильник РК-1, куда ежедневно сдается пойманный улов. В этот день сюда привезли горюче – смазочный материал, очень необходимый в рыбацком хозяйстве. Хочется сказать, что директор «Приполярной» Такиулла Шарипов беспокоится о своих работниках, у него болит душа за рыбаков и их бытовые условия, поэтому в планах Шарипова заняться благоустройством угодий - ремонтом изб, поставкой стройматериала. Мы покидаем этот гостеприимный промысловый стан, где нас угостили рыбными и мясными блюдами и деликатесной икрой.
Через несколько километров показался третий рыбацкий стан. В течение многих лет и зимой и летом здесь рыбачит семья Сергея Смирнова. Когда-то на этом месте была стоянка его отца, ветерана ВОВ Бориса Смирнова. Это тоже временное летнее жилище. Зимой они переезжают в теплые избы, которые находятся в нескольких километрах от берега. Здесь нас и догнало маломерное судно директора Агрофирмы. Причалив к берегу, поприветствовали рыбаков, рассказали новости, раздали прессу и диски с кинофильмами, для молодежи. Сегодня для бригадира Сергея Смирнова радостное событие. Такиулла Шарипов собрал всех рыбаков на берегу и в торжественной обстановке вручил бригадиру ценный подарок – мотор «Ямаха», который был особенно необходим этой бригаде. «Пески Смирновых» находятся в ста сорока километрах от населенного пункта, старый мотор, для поездки в Красноселькуп все время приходится ремонтировать. В период неводного лова, мотор за сутки проделывает большую работу.
Во второй половине дня ближе к вечеру две бригады отправляются плавить. Рыбаки выходят на вечерний лов. Вот здесь как раз и проявляются у рыбаков, веками заложенные традиционные навыки этого промысла, которые передались от родителей. Тут важна и закалка северного народа, и терпимость, и настойчивость. Далеко не каждый отважится в непогоду, по пояс воде, тянуть невод. Но материальная сторона жизни рыбаков зовет их работать вдвое больше. Односельчане, привыкшие покупать рыбу в магазинах, даже не помышляют, каким трудом достается рыбакам улов. Мы даже не задумываемся об этом, покупая деликатесные сорта рыб в магазине. Кстати сказать, в ловле рыбы и женщины не на последнем месте, они наравне с мужчинами участвуют в притонение, в вождении будары, в загрузке рыбы. А дома, их еще ждет и своя женская работа-забота о своих мужчинах. Одним словом, нелёгок женский труд на рыболовных промыслах. И не смотря ни на что, рыбодобывающая отрасль держится в основном на порядочности и добросовестности рыбаков. При поддержке руководства, при взаимопонимании обеих сторон, план по запланированному улову они выполняют. В этом году запланировано выловить 300 т. рыбы.
Речной флот на сегодняшний день в Агрофирме на высоком уровне. Каждый шкипер несамоходного рефрижераторного судна и любого самоходного, все катера оснащены радиостанциями. В любое время они при необходимости могут связаться с руководством. Работа команды рефрижераторов тоже несет определенную нагрузку. Им необходимо принять рыбу, взвесить, разложить по поддонам и заложить в шоковую заморозку. А уже замороженные брикеты сложить в холодильник. В самоходном рефрижераторе «Сидоровск», меня удивили щуки, которые даже не вмещались в мешки. Команда на СРС «Сидоровск» состоит из студентов – романтиков, они впервые столкнулись с работой приемщика. Но накопив опыт за лето, ребята легко справляются со всеми трудностями. Молодым, крепким - им трудности не страшны. К тому же на СРС все условия для благоприятного проживания.
Мы покидаем гостеприимных хозяев и отправляемся дальше. Уже ближе к полуночи мы пересекли Полярный круг. С 69-той параллели попали в 70-тый. Очень жаль, географическая точка на карте даже не обозначена, какой либо меткой. Проезжая днем это место, я всегда вспоминаю песню 70 годов: «А мы ребята - Да! Да! А мы ребята - Да! Да! Семидесятой широты» Когда-то в дни моего детства эту песню исполняли работники Агиткультбригады, которые ежегодно приезжали к нам в п. Сидоровск с концертами. Да и с динамика линейного радио часто была слышна эта песня. Я очень гордилась, что живу на 70-той параллели, и я почему-то гордилась этим.
Еще около пяти километров и Фактория Сидоровск. Вот мы и добрались до НРС «Красноселькуп», теперь он находится у берега бывшего поселения Сидоровск. Здесь тоже кипит работа. Совсем недавно две бригады сдали рыбу. Прямо перед нами отъехала лодка. На этом отдаленном угодье работают бригада потомственного рыбака Дмитрия Александровича Кагилева и рыбаки из Тольки. Уставшие, утомившиеся труженики водных просторов отправились отдыхать. Ну, а у приемщиков начался длительный процесс работы. И так два раза в день, до полуночи операторы шоковой заморозки добросовестно выполняют доверенную им работу. Как по конвейеру вынимаются рыбные брикеты готовой заморозки, укладываются в холодильник, а затем набирается следующая партия рыбы для другой операции. Вечные спутники рыбаков чайки, в простонародье называемые «халеями», уже ждут угощений…. Ёршиков рыбаки выбрасывают за борт, вот и резвятся, птицы радуясь позднему ужину. Глядя на этот пир, от красоты увиденного, душа переполняется восторженными эмоциями. Темное небо и только от мощного света фар холодильной установки виднеется стая чаек, сверкающих белыми крыльями над водой. Они то и дело резво ныряют за лакомством, более дерзкие на лету захватывают добычу, а есть смельчаки, которые прямо с клюва соседа выдергивают. А какой «гогот» слышится от их переполоха. Зрелище неописуемое. Поужинав опять же икрой и вкуснейшей ухой, в состав которой входила и печень налима, нас распределили по каютам.
Раннее утро. Рыбаки еще отдыхают. Но любители свежей рыбы «халеи», вот они здесь, с рассвета они уже ждут своей порции. Осень не балует рыбаков солнечной погодой. Река разбушевалась, теперь нужно ждать смены погоды. И все же за темными тучами уже проступают утренние лучи солнца. Отважным же специалистам рыбной отрасли некогда сидеть, сложа руки. Подошла баржа с холодильной установкой, нужно перегрузить готовую продукцию для отправки на реализацию в другой регион от этого зависит скорейшая оплата труда рыбаков. До завершения работы еще далеко, их путь теперь лежит на Север, в Тазовский район для вылова ряпушки. А мы отправляемся дальше, нас ждет не менее интересное путешествие, но уже на воздушном транспорте. Вертолет, в северных краях это самый верный и необходимый помощник. К сожалению, не удалось встретиться с Толькинскими рыбаками. Так хотелось узнать, как они устроились, ведь они впервые на фактории «Сидоровск».
Все необходимое уже собрано, мы ждем воздушного судна. В десять утра подлетает вертолет, доставляет необходимые товары для рыбаков, забирает нас. И вот уже мы в воздухе. С высоты птичьего полета промелькнули синие балки фактории, покосившиеся домики и единственный чум Анны Ивановны Аркадьевой-старейшины этого некогда прославленного села. Вертолет взял курс по направлению Красноярского края. Примерно в двадцати километрах от Сидоровска расположилось первое стадо «Приполярной». Вертолет полностью загружен продуктами, да и нас не мало, директор Такиулла Шарипов, его заместители Рашид Куштаев, Валентин Каплун, специалисты с отдела кадров и бухгалтерии. У каждого из них своя миссия.
По воспоминаниям местных жителей оленеводство как отрасль появилось в 1956-58 годах, после приглашения с Тазовского и Пуровского районов ненецких семей оленеводов – Анатолия Салиндер, Откали Пяк, Якова Салиндер, Паровых, Худи. К концу 80х годов оленьи стада Красноселькупского района достигали примерно 12 тыс. голов. В период перехода к рыночным отношениям, в 1990-е годы численность оленей в районе неумолимо сокращалось. Совхоз «Полярный» был передан открытому акционерному обществу «Забсибгазпром», после чего практически развалился, прекратила существовать и оленеводческая отрасль.
И лишь с приходом нового директора Такиуллы Шарипова в 2004 году руководство района приняло решение о возрождении оленеводства. В Надымском районе были приобретены олени - 1000 голов. Затем стадо перегнали в окрестности Красноселькупского района. В 2006 году приобрели еще 1000 голов оленей уже в Тазовском районе, но перегонять сразу не стали. Очень трудным был перегон оленей из Ныдинской тундры. Первые попытки возрождения оленеводческой отрасли были скорее неудачными, главная проблема- нехватка кадров. И лишь благодаря таким оленеводам, как Илья Владимирович Тамелькин и Сергей Илларионович Аркадьев первое стадо и существует.
Накануне приближающейся зимы Такиулла Шарипов, как и положено, оправился посмотреть, как обстоят дела на дальних угодьях. Через небольшой промежуток времени уже виднелись в иллюминатор вертолета два чума. Сделав круг, вертолет садится, мы спешим к жилищам людей. Возле чумов стоят нарты со скарбом оленеводов, и много собак. Нас встретил оленевод - Еля Салиндер. Эта семья оленеводов из Газсалинской тундры. Зайдя в чум, я увидала четверых детей. Они уже нарядно одетые сидели возле матери. Я даже удивилась, - почему дети одеты непривычно для леса. Такиулла выслушал о проблемах оленеводов, разъяснил обстановку. Вертолет даже не выключил двигатели, а это значит времени для остановки мало. Пока я снимала подворье, из чума выскочил хозяин, куда-то побежал. За ним мама с детьми, двое из них держали пакеты. Мама начала целовать девочек и Рашид Куштаев повел их к вертолету. Тут я сообразила, они летят с нами. Забравшись в вертолет, я узнала, ребята собрались в школу. Они учатся в Газсалинской школе-интернате и пробудут там до завершения учебного года. Тут открылись, задние створки вертолета и Еля Салиндер загрузил заготовки для нарт, думаю это для оленеводов второго стада. Еля, управившись работой сел на сиденье, посадив маленькую дочь на колени. Мы снова в воздухе, за бортом вертолета проплывают прекрасные пейзажи нашего края: леса, окрашенные в золотистый цвет вперемешку зеленым, бурая тундра, местами покрытая белым ягелем, озера. Озера в этом краю преобладают над сушей. Пролетев больше часа, может больше, ландшафт внизу очень изменился. Глазу предстала голая тундра и большие озера. Но наша извилистая река Таз все время была на виду, только на время исчезая. Все понятно это окрестности Тазовской тундры. Вот мы повисли над небольшой деревней, сели на площадку. Девочек проводили к краю площадки, где их уже ждали. А к нам пожаловали еще четыре пассажира, главный зоотехник второго стада Эдуард Салиндер и две женщины с маленьким ребенком. Мы снова поднимаемся к небу. После непродолжительного полета, мы подлетаем к населённому пункту Тазовск. Директор и заместители переодеваются в вертолете. Сняв энцефалитные костюмы, прилично одевшись, они вышли из вертолета. У директора с главой города какие-то свои дела. Нам разрешают выйти к какому-то зданию, потому как на площадке находится запрещено. Ожидая директора, мы прогуливаемся по дороге, ведущей в город, знакомимся с природой и городом на расстоянии. И, что для нас непривычно, город стоит на голой тундре, здесь растет только мелкий кустарник.
Дождавшись руководителей «Агрофирмы» мы занимаем свои места в вертолете и в путь. Подлетаем к владениям второго стада «Агрофирмы «Приполярная». Кстати я впервые в Тазовском районе. Поэтому мне все интересно и удивительно. Чумы, с небес кажутся игрушечными, и много, много оленей, которые на белом ягеле чернеют крошечными фигурками. Приземлились, вышли из вертолета. Вот тут я действительно была поражена, я как будто с небес спустилась, хотя наш район граничит с Тазовским. Тундра нас встретила пронизывающим ветром, ни одного деревца, только низкорослые кусты. По рассказам старожил, ветер здесь гуляет всегда, поэтому и одежда соответствующая. И, только побывав здесь можно осознать, насколько труден, тяжел и изнурителен быт и работа оленевода. Подходим к жилищам, возле каждого чума, их семь. Женщины, мужчины, старцы и дети одеты в малицы и меховую одежду. Правда, она не зимняя, летом тундровики носят уже сношенную меховую одежду. Аборигены, не стесняясь, разглядывают приезжих. Мы им тоже интересны. Впрочем, так же, как и они попадают в поле зрения, в каком-нибудь густонаселенном Северном поселении или городе. Возле чумов вязанки сырого кустарника его используют только для приготовления пищи. Печек в чуме почему-то нет, просто место для костра. Я заглянула в один из чумов, в распахнутое дверное отверстие. На оленьей шкуре сидел чудесный розовощекий малыш, вероятно, годовалый, привязанный к шесту чума. Ребенок, был одет в малицу, в руке он держал косточку вареной птицы и вкусно причмокивал. То, что он привязан меня не удивило, коренные народы Севера часто пользуются таким способом безопасности, чтобы ребенок не поранился, не подполз к огню или не вышел на улицу. Из другого чума малыши постарше, выглядывали из дверных проёмов, рядом прижавшись к ребятам, сидели щенки оленегончих собак. Наверное, их напугал гул вертолета. У каждого жилища грузовые нарты. На чумах лежат шесты с нанизанными на них кусками сырого мяса, уже подсохшие, от ветра. Естественно, такой способ хранения мяса, удобен и необходим. Всюду слышен непривычный разговор на ненецком языке. На стойбище много детей школьного возраста, ребята помладше в малицах, девочки в современных куртках. Хотя, на первый взгляд не сразу разберешь, подросток это или молодая женщина. Увидев и ощутив суровые жизненные условия тундровиков, внезапно нахлынуло чувство сочувствия. Но, учитывая, то, что ненцы это древний народ и такой уклад жизни для них привычен. -Мои сострадания им не к чему, подумала я. Летом дети тундровиков всегда приезжают к родителям. Человек Севера не может жить без своих корней, без любимой тундры.
Олени пасутся недалеко на пригорке. Издалека слышен, лай собак и гиканье мальчика - пастуха. По просьбе директора, молодая женщина проводила меня к оленям, по короткому пути. Сначала шли по твёрдой почве покрытой мхом, далее пробирались сквозь кустарник. После нам пришлось преодолеть высокую сопку, на которой сиротливо приютился одинокий, корявый кедр. Как уж его сюда занесло, наверное, только ему, известно. Его ствол давно освобожден от коры, видимо рогами оленей. Здесь ветер усилился. А вот и олени, мирно пасущиеся на пастбище. Сразу же бросаются в глаза симпатичные маленькие телята. Некоторые из них мирно лежат возле оленихи, прикрыв глаза. Другие, пытаются пристроиться к материнскому вымени. А белый красавец с черными разводами вокруг глаз, чешет свой рог. Для такого блаженства он выбрал торчащее из земли молодое деревце. Правда, это удобное приспособление для удовольствия, деревом не назовешь. От частого использования оно давно превратилось в голый сучок. Здесь же идет какая-то стычка между двумя быками. В общем, эксклюзивных кадров здесь хватает. Но нужно торопиться, и мы идем обратно.
На собрание подъехали два дежурных оленевода. Их нарты были запряжены в четыре оленя. И нарты довольно таки легко передвигались по летней тундре. Директор, собрал, всех на улице в чуме места бы всем не хватило. К удивлению, Таккиула Шарипов, всех оленеводов знает по имени, сначала поздравил именинников с днем рождения, вручил подарки, пожурил молодых оленеводов за самовольный отъезд в поселок, подрастающее поколение пастухов угостил сладостями. В общем никого не оставил без внимания.
Попутно расспросил зоотехника, какой приплод молодняка, какой порог заболеваемости, что необходимо. И очень обрадовался 400 новорожденным телятам. Гостей пригласили в чум. От едкого дыма сразу же навернулись слёзы. Сырой кустарник не горел, а тлел. В чуме было холодно. В голой тундре дрова большой дефицит. На длинном металлическом крюке висел большой чайник. На маленьком столике стояли угощения. Если у рыбаков мы ели рыбные блюда, здесь вареное мясо. Увидев, как бухгалтер разложила свои бумаги, я поняла, почему всю дорогу нас сопровождали бухгалтер и специалист отдела кадров. Оленеводы получали зарплату.
Бухгалтер завершил выдачу зарплаты. Недалеко нас ожидал уже готовый к взлету вертолет. Как потом оказалось путешествие, ещё не закончилось. Поднявшись в небо наш «винтокрылый друг» взял курс на Южно- Русское месторождение, которое находится в 160-ти километрах от Красноселькупа. Снова под нами тундра, озера, небольшие речушки. В одном из водоемов много белых точек, это озеро облюбовали лебеди, которых в нашем краю предостаточно. По рассказам охотников, рыбаков, эти восхитительные птицы уж очень размножились, даже гусей и уток прогоняют с насиженных мест. Ещё одно зрелище маленькую речушек переплывают два лося. Даже с высоты видны их головы с огромными рогами. А мне всегда хочется увидеть медведя, пока не довелось. Вид пейзажа нашего прекрасного края с вертолета всегда переполняет душу эмоциями – хочется петь, сочинять стихи, вознося нашу землю под звук двигателя. Вот в иллюминаторе вертолета мы замелькал, нефтепромысел. На фоне тундры он больше похож на маленький городок. Приземлившись на несколько минут, Такиулла Галиуллович спустился с вертолета, о чем-то переговорил с хозяевами месторождения. Что- то загрузив, мы полетели по заданному направлению. Часов в семь вечера подлетали к нашему селу, которое покинули вчера утром. Вертолет плавно коснулся взлетной полосы. Уставшая, но очень довольная я сошла с вертолета. Сколько впечатлений, новых знакомств, приятных эмоций. Распрощавшись с попутчиками, я отправилась домой. Видеоматериал для будущего специального репортажа готов.
Евгения Сморгунова. Красноселькуп 2011г.